История

 Сельское поселение Баловневский сельсовет

   В сельское поселение Баловневский сельсовет входят 14 сел и деревень:

село Баловнево

село Хрущево-Подлесное

село Телепнево

село Зверево

село Спешнево-Подлесное 

деревня Ларионовка

деревня Алексеевские Выселки

деревня Знаменская

деревня Секирино

деревня Зашево

деревня Брусы

деревня Барановка

деревня Реневка

деревня Плехотино            

                           ИСТОРИЯ СЕЛА БАЛОВНЕВО

Село Баловнево – старинное русское село. Оно упоминается в писцовых книгах с 1626 года. В нём были дворы помещика Демида Муромцова, вотчинника Степана Рельнева и их крестьян. Однако поселения на территории Баловнево уходят в более далёкие времена. Они возникали по соседству пролегавшего тракта Данков – Лебедянь. Это собственно Баловнево, деревни Аннино (Потрусаевка), Плехотино (Пляхотино в древности) далее Спешнево (рядом с П – Хрущёвом). Происхождение поселений: Баловнево, Аннино, Плехотино в немалой степени связано с событиями, происходящими в те времена на территории  окружающих мест.

           По тракту Данков – Лебедянь пролегал большой большак через Баловнево. К нему подступали леса, плотной стеной охватывая территорию Баловнево до излучины Дона под Н. – Никольском. Легенды, а их немало, говорят о том, что по тракту проходили купеческие обозы – караваны с товарами, а по   Дону купеческие струги – тоже с товарами. На излучине Дона (у Н. - Никольской мельницы) струги замедляли движение. Это был удобный случай для нападения.  И на них нападали отряды беглых крестьян, отбирая весь товар.

           Крепостным крестьянам жилось очень трудно, многие убегали от жестоких помещиков. Отрядами беглых крестьян руководили предводители. В числе их, как подсказывает легенда, была Анна, которую дворяне прозвали разбойницей. Отбирая товар у купцов, чаще всего, раздавали добро населению.

           В Баловнево пролегал глубокий овраг, через который не было плотины. К нему близко подступали лесные массивы. Отряды крестьян совершали свои  нападения в этом овраге. В то время такие нападения назывались «баловством». И появившееся поблизости поселение получило название Баловнево.

          Путник «потрусай» - тут тоже опасно. И будущее поселение получило название Потрусаевка.

          Дальше за Потрусаевкой проходил большой овраг без плотины. Это место подвергалось так же нападению и называлось в народе плохим, а появившееся здесь поселение получило название Пляхотино (позже  название окультурилось  - Плехотино). 

          Тракт шёл мимо П.-Хрущёво. К нему подступали могучие леса. Место было опасное... «спеши путник». Здешнее поселение получило название Спешнево.

          Во времена Анны «разбойницы» названия с её именем появились и сохранились поныне: Аннин лог, Аннин мост, деревня Аннино (Потрусаевка), Вислый лес (Пушкинская роща).

          Всё дальнейшее развитие, существование Баловнево связано с помещиками  Муромцовыми. Их родословная началась с Демида Муромцова.

        «Село Баловнево на Аннине Бояраке, а в селе церковь Пречистыя Богородицы Владимирские иконы да предел Николы Чудотворца деревяна клецки (деревянная, прямоугольной формы), а в церкве Божье милосердие (предметы  религиозного культа, иконы)… и всякое церковное строение вотчинника Степана Михайлова сына Рельнева да помещика Демида Муромцова…. За помещиком за Демидом  Широким сыном Муромцовым половина того села.»  

(Из писцовых книг за 1628-1629г.г.).

          Правнук Демида, Василий Яковлевич, дослужился до капитанского чина, а родитель Василия, Яков Михайлович, служил стольником при Петре Великом. Дети Василия Яковлевича Селиверст и Матвей Васильевичи выдвинулись в годы правления императрицы Екатерины -2.

Облик последнего отражён в мемуарах его сына Матвея Матвеевича.

«Отец мой – поручик Матвей Васильевич, находясь на военной службе, участвовал в турецких войнах, был генерал – квартирмейстером (начальником штаба) у графа   П.А. Румянцева-Задунайского, знал хорошо инженерную часть и имел Георгия на шее».    Выйдя в чистую отставку около 1780 года, он поселился в     Баловнево, где жили его мать Авдотья Александровна, урождённая Бибикова и отец Василий Яковлевич.

          Существовавший в настоящее время усадебный комплекс сложился в последней четверти 18 – начало 19 века.            

          Первый каменный храм в Баловнево был построен в 1770 году капитаном Василием Яковлевичем Муромцовым, но вскоре пришёл в ветхость и в сентябре1789 года сын его – генерал - лейтенант Матвей Васильевич просит преосвященного Симона дозволить строительство нового храма «на высоком и приличном месте». Благословенная грамота выдана 18 октября того же года.

Приступив к строительству усадьбы, Матвей Васильевич пригласил для её создания лучших специалистов, не случайно многие считают автором проекта усадебного дома В.В. Растрелли, а проект храма относят к творчеству В.И. Баженова.       

          Усадебный парк располагался на сильно пересечённой, изрезанной оврагами местности, превращённый Муромцовым в райский уголок.

          Не исключено, что создавать на «неудобных» - землях, изрезанных оврагами, - редкий по красоте усадебный комплекс с 13 каскадными прудами, пейзажным парком на 96 десятин и садом  29 десятин помогал А.Т. Болотов, близко знакомый с владельцем и бывший у него в поместье.   

         Усадьба Муромцовых напоминала одну из летних царских резиденций. Говорили, что всё это построено было для приёма Екатерины - 2, личным секретарём и любовником которой был М.В. Муромцов

         До 1917 года в Баловнево находилась картина В.Боровиковского, на которой Екатерина, одетая в амазонку, изображена стоящей у мраморного моста в баловневском парке.  

 Екатерина гостила в Баловнево несколько недель, что подтверждается её более чем тридцатью письмами, хранившимися в усадьбе ещё в начале 20 века. Здесь же под стеклянным  колпаком в кабинете хранились амазонка, сапоги и перчатки императрицы. Как видно, Боровиковский приезжал писать её портрет в Баловнево. Ныне портрет находится в государственном русском музее, куда он попал из коллекции акварелиста Дмитрия Бенкендорфа.                 Этот портрет был свидетелем слабости Матвея Васильевича Муромцова, считавшего Екатерину Великую мудрой и справедливой государыней.

          Богатство Муромцовых преумножалось за счёт расположенных в нескольких поместьях винокуренных заводов и хорошо организованного хозяйства, где только в Данковском уезде работало 2000 крепостных.

          Матвей Васильевич был хорошим хозяином. В молодости, после выпуска из инженерного корпуса,  он побывал за границей и, выйдя в отставку, организовал хозяйство на европейский манер.

Он первым в больших количествах сеял озимую пшеницу, завёл фруктовые сады, в несколько имениях устроил винокуренные заводы, суконные фабрики, организовал кожевенное производство. Все постройки в поместьях возводил добротные, каменные, крытые черепицей.

Совершенно уникальными были построенные Муромцовым в селе Баловнево усадебный дом и Владимирская церковь, более подходящая на храмы Западной Европы.                        

           Дом представлял трёхчастную, п-образную в плане композицию. Он состоял из центрального трёхэтажного объёма и двух боковых одноэтажных флигелей, соединённых с центральным объёмом колоннадами. Внутренний дворик, за исключением мощённого булыжником подъезда, представлял собой зелёную лужайку с цветниками украшенную в 80-х годах 19 века красивым фонтаном, имевшим в плане сложную овальную форму. Фасад дворца был богато декорирован ордерными элементами, строгими наличниками, рустом. В декоре фасада был использован белый камень. По словам знатоков, красота плана дворца, сложная графика декоративных деталей, утончённый аристократизм ордерных элементов сближают постройку с лучшими образцами архитектуры.

       Описание интерьеров усадебного дома сохранилось в дневниках писательницы, художницы и заведующей музеем Куликовской битвы в имении Нечаевых в селе Полибино    А.И. Бибиковой – Раевской (1817 – 1900).

        Нижний этаж имел сводчатые перекрытия. Под ним находились большие сводчатые подвалы, сохранившиеся до настоящего времени, «где встарь прятали не только съестные припасы, но и  вина. Тут заключались несчастные узники-рабы, и находились инструменты пытки….

Теперешний владелец села Баловнево приказал заделать кирпичной стеной вход, ведущий в эти подземные тайники….

На верхний бельэтаж вела широкая из белого камня лестница, расходящаяся с половины её вышины на две ветви, как бывает в больших городских зданиях. Эти ветви вели на площадку, с которой входили в столовую, украшенную фамильными портретами… из столовой направо вход в огромную залу двадцати аршин длинною, двенадцати ширины, высокую со сводом и широким лепным карнизом.

Окна и дверь на балкон обращены в сад. В этой зале стоял большой бильярд, направо из зала дверь вела в мужской кабинет, за ним всё по фасаду – большая библиотека.    Налево дверь вела из зала в гостиную, остальных комнат было такое множество, во всех трёх этажах, что   дочь Матвея Васильевича, Екатерина Матвеевна Шнейдер, выросшая во дворце, не знала о существовании отдельных из них!»

        В конце 19 века дворец был поштукатурен, флигели надстроены до двух этажей, а колоннады заменены аркадами. За счёт этого увеличилось количество комнат; их насчитывалось более 100, так как на вторых этажах флигелей устроили дополнительно по десять трёхкомнатных квартир, в которых часто останавливались гости. Гостей было особенно много, когда Муромцовы приезжали в поместье, оставив свой дом в Немецкой слободе в Москве.

Дворец встречал гостей роскошью: богатая лепнина, шикарная мебель, большая библиотека, замечательные коллекции картин и других произведений искусства.

      Матвей Васильевич, по воспоминаниям сына был большим любителем и покровителем искусства; его супруга, увлекаясь восточной культурой, создала во дворце «китайские» комнаты, где тщательно собирала резные китайские статуэтки, чайники, шкафчики, столы. Она любила музыку и превосходно играла на фортепьяно. Великий Моцарт посвятил Екатерине Александровне сонату.

У Муромцовых был свой оркестр и постоянно жил капельмейстер Жульяни. Для торжественных приёмов во дворце имелся серебряный столовый сервиз ( с чашами, соусниками, блюдами) на 60 персон. В поместье месяцами жили столичные артисты, музыканты; давались спектакли, устраивались пиры.

             Гости наслаждались не только богатством дворца, но и красотой окружающего пейзажа. Дворец стоял на мысу, образованном глубокими оврагами, идущими на восток, по направлению к Дону. Главный фасад дворца был вытянут вдоль кромки лежащего к югу оврага. В оврагах устроены каскады прудов с водостоками, облицованными белым камнем. На мысах по берегам стояли беседки в виде «греческих храмов». В узких местах были сооружены вычурные деревянные мостики. Каскады прудов являлись частью огромного пейзажного парка, окружавшего дворец. Северный каскад прудов пересекала главная аллея, начинавшаяся от широкой двухмаршевой лестницы, сооружённой против главного входа во дворец. Слева и справа от лестницы были построены ледники в виде квадратных «крепостей» с зубчатыми стенами.                    

Тут же, слева, стояла красивая двухъярусная, увенчанная высоким шатром со слухами водонапорная башня в стиле «английская готика».

      Центральная аллея парка, начинавшаяся против главного входа у лестницы, по мраморному мостику пересекала каскад прудов, расположенный к северу от дворца, шла « через парк и кончалась лужайкой, на которой месяцеобразно были посажены 15 дубов 4-5 футовой толщины, стволы поднимались без ветвей футов на 40, и вышина дубов была невероятная 150 футов, может, больше».     

Кроме центральной, от лестницы веером расходилось ещё несколько аллей, пересекавшихся с радиальными аллеями и живописными лужайками. На лужайках, как правило, росли огромных размеров развесистые дубы.

         «В начале каждой аллеи были прибиты к деревьям доски, на которых написаны их названия: «Главная Николаевская аллея», «Александровская аллея», «Екатерининская аллея» и т.д.».

Гуляющим по аллеям неожиданно открывались то живописная гладь пруда, то павильон или беседка, то красивая скамья.                                                                          

В парке был построен Эрмитаж, нечто вроде круглой кирпичной башни, крытая галерея для музыкантов, театр со сценой и кулисами.

         С противоположной стороны у южного фасада дворца была устроена терраса с альпийскими горками и «пальмой» наверху одной из них.

Через парк к усадебному дому с трёх сторон вели три дороги с красивыми воротами.

         Главные находились к западу от дома. Они построены в конце 18 века в классическом стиле из красного кирпича с белокаменными деталями антаблемента. Ворота обрамлены спаренными пилястрами. Над проёмом ворот красивая полуциркульная арка с замковым камнем, фриз, украшенный метопами и триглифами, фронтон, который венчают три белокаменные вазы, украшенные каннелюрами и гирляндами. Центральная ваза яйцевидной формы имела более крупные размеры.     

         Усадьбу с трёх сторон окружали сады. С четвёртой, на которую выходил южный фасад дворца, за каскадом прудов находилась усадьба Бибиковых.

         В настоящее время из сохранившихся построек в селе Баловнево особое внимание привлекает Владимирская церковь. Она расположена неподалёку от дворца, но стоит как-то особняком, примыкая к усадьбе с запада, со стороны села. Ощущение обособленности усиливалось наличием кованой ограды с круглыми кирпичными столбами, увенчанными белокаменными, вазами, в то время как граница усадебного комплекса была обозначена лишь валом и рвом, за исключением небольшого участка кирпичной стены, примыкавшего к главным воротам.

        Владимирский храм был построен к 1797 году, о чём гласит надпись на мраморной доске, помещённой на стене под правой колокольней, слева от входа в фамильный склеп: «Благословением Божиим сооружися кладезь сей здоровой воды попечением господина генерало порутчика святого великомученика и поб. Георгия и св. Анны кавалера Матв. Вас. Муромцова. При се. Балов.1797 год. Под церк. Богом. Владимирския.»

         Завершить устройство усадьбы екатерининский генерал не успел. 30 октября 1799 года Матвей Васильевич скончался от плеврита.

«Шесть недель до смерти, – пишет М.М. Муромцов, было освещение придела. У нас был старик – священник Филат, который в день освящения, 13 сентября, предсказал смерть отца, а именно что она последует через шесть недель. Этот поп Филат имел репутацию пророка. Отец всегда с ним советовался в посевах хлебов и он предсказывал верно, урожаи и неурожаи».

Судя по сведениям о церковнослужителях, подвизавшихся во Владимирской церкви, это был Феофилант Васильев, служивший в храме с 1770 по 1799 год. 

         Сооружение колоколен и отделка храма продолжены сыном – Матвеем Матвеевичем и завершены до 1823 года. Большой трёхпрестольный храм освещён в несколько этапов. Престол Никольский освещён в 1798-м, а Ильинский в 1799 году. Главный престол освещён по окончании отделки.

         Владимирская церковь построена в классическом стиле, но имеет объёмно пространственную композицию и некоторые детали декоративного убранства. Объём храмовой части представляет композицию из высокого двухъярусного восьмерика и низкого круглого барабана третьего яруса, перекрытого невысоким куполом. Особенность восьмерика – разная ширина граней: широкие, как бы выступающие западная и восточная грани и рядом узкие диагональные. Диагональные грани второго яруса – выпуклые. Нижний ярус восьмерика с севера и юга украшают четырёхколонные портики тоскано-дорического ордера. Их белокаменные колонны, ступени широкой лестницы, карнизы, триглифы, сухарики удачно сочетаются с краснокирпичной кладкой метоп, тимпана и храмовых стен. Особенность храма – отсутствие апсиды и трапезная, равная по ширине храмовой части, с высокой, до уровня третьего яруса храма кровлей, что придаёт церкви сходство с постройками Западной Европы.    

Почти половину площади храмовой части занимал алтарь и невысокая, в одну ступень, солея. Пол по диагонали в чёрную и белую клетку выстилали небольшие каменные плитки. Первый, второй и третий ярусы отделялись друг от друга массивным лепным карнизом. Несохранившийся иконостас, по всей видимости, был не выше первого яруса. Росписи нижнего яруса так же не сохранились. Во втором ярусе, между пилястр, на всю высоту яруса были выполнены изображения апостолов. На алтарной стене – огромная икона «Тайная Вечеря», а напротив, над хорами – рельефное изображение Святой Троицы, окружённое сиянием. Над ним – большая икона, напоминающая картину Иванова «Явление Христа народу».   

          Рядом с Владимирской церковью располагались церковноприходская школа, больница, построенные Муромцовыми в 19 веке.        

В 1880-е годы была построена красивая двухъярусная, увенчанная высоким шатром со слухами водонапорная башня в стиле «английская готика». Нижний ярус башни выполнен в виде вытянутого параллелепипеда, усиленного по углам контрфорсами, резко расширяющимися в нижней части. 

Нижний ярус почти полностью облицован белым камнем и увенчан сложным белокаменным карнизом. На его вертикальных плоскостях четыре круглых окна с фигурным обрамлением из белого камня. В окнах были смонтированы вододействующие башенные часы с циферблатами, отбивавшие четверти и получасы.   Второй ярус выполнен в виде параллелепипеда со скошенными углами. Боковые плоскости  второго яруса венчают высокие щипцы с массивными белокаменными карнизами. На каждой плоскости – большой арочный проём с белокаменным наличником. На втором ярусе висел колокол, согласно легенде некогда принадлежавший Парижской коммуне.

На самом верху башни был установлен громоотвод.

          Башня, снабжала водой усадебный дом, фонтаны и грот, сооружённый в парке на склоне к югу от дворца.

Внутри башни располагался колодец, из него вела труба от насоса, которая выходила в пруд. Насос приводился в действие воротом, который вращала ходившая по кругу лошадь. Вода подавалась в бак, расположенный  в верхней части башни, а уже оттуда, распределялась по трубам, уходила к фонтанам вокруг дворца.    

                 Усадебный ансамбль включал в себя также въездные ворота, построены из красного кирпича и украшенные белокаменными вазами. В них были установлены железные створчатые двери с фамильным гербом.

          В основном усадебный комплекс сформировался в конце 18 века при Матвее Васильевиче Муромцове.

         Затем майоратом и усадьбой последовательно владели Муромцовы Матвей Матвеевич, Леонид Матвеевич, Николай Леонидович, а с 1900 года – известный живописец А.Н. Волков – Муромцов, наследник по материнской линии.

          Матвей Матвеевич Муромцов (1788 – 1795) служил в лейб – гвардии Измайловском полку, участник войны 1812 года, адъютант А.П. Ермолова, войну закончил в Париже, был вице-губернатором во Владимире, в отставку вышел в чине генерал-майора, был губернским и Данковским уездным предводителем дворянства.

          Леонид Матвеевич Муромцов (1825-1899) – тайный советник, гофмейстер, кавалер ордена Св. Александра Невского, Белого Орла, Св. Владимира 2-й ст., Св. Анны 2-й ст., Св. Станислава 1-й ст. Был губернским предводителем дворянства, членом Рязанской учённой архивной комиссии.  

   Николай Леонидович Муромцов – действительный статский советник скончался в 1897 году, 46-ти лет от роду. Его бездетная жена София Петровна, урождённая княжна Голицина, удалилась в основанный ею Софийский женский монастырь при селе Барятино.

           17 марта 1903 года Государственный совет разрешил «наследнику» внуку родной тётки (Александры Волковой, рождённой Муромцовой), Леонида Муромцова, статскому советнику  Александру Николаевичу Волкову присоединить к своей фамилии и гербу фамилию и герб учредителя заповедного имения и именоваться впредь Волковым – Муромцовым.

Александр Николаевич Волков – Муромцов (1844-1928) – доктор философского факультета Дерптского университета, магистр естественных наук Гейдельбергского университета, в последствии доктор ботаники. В 1880 году он оставил научную работу и по-настоящему занялся живописью. Свои работы он экспонировал под псевдонимом Руссов.

         Сначала 20 века А.Н. Волков жил преимущественно в Англии, на родине своей жены Алисы Васильевны Гор. Россию он стал посещать наездами, главным образом в летнее время. Вполне вероятно, что художественные сокровища Александр Николаевич увёз из усадьбы в Англию, однако возможно, что часть их хранилась за стенами Баловневского дворца и если так, то они погибли или растащены неизвестно куда.

Из рода Муромцовых происходил Сергей Андреевич Муромцов (1850 – 1910), русский юрист, публицист, земский деятель профессор.

Племянница С.А. Муромцова, Вера Николаевна была женой писателя И.А. Бунина.       

        По отзывам современников, Баловнево представляло одно из превосходно устроенных дворянских имений губернии.

        После революции имение было разграблено.

        20 ноября 1917 года Баловнево было национализировано, 2 января 1918 года «разграблено с живым и мёртвым инвентарём».

   Итак, в ноябре 1917 года в Баловнево пришла беда. Она объявилась в лице представителей Баловневского волостного земства, резвость которых пришлась не по нраву уездной земельной управе.

21 ноября 1917 года Баловневскому волостному земству, волостному земельному комитету: До сведения уездного земельного комитета дошло, что волостное земство приступило к описи имения в ведение волостного земства. Если такие действия начать, то уездная земельная управа предлагает их сейчас же прекратить, так как они идут вразрез с законом и с постановлением общего собрания членов уездного земельного комитета от 10-го ноября. Имение Волкова – Муромцова, если потребуется, будет принято Уездным земельным комитетом».

        20 ноября 1917 года. Управляющему имением  Волкова – Муромцова  А.М. Соколову. Управа предписывает Вам  с получением сего представить все вырученные деньги за продажу леса и предметов имения:

в случае, если Вы не представите, то Управа возбудит о Вас дело пред Революционном судом».

        1917 года ноября 26 дня мы нижеподписавшиеся члены Данковского Уездного комитета Дмитрий Григорьевич Бегинин, писарь того же комитета Андрей Иванович Сизиков, председатель Баловневского волостного земства Иван Васильевич Филимонов, члены Баловневского земельного комитета Митрофан Константинович Юренков, Тимофей Иванович Шведов и представитель от Новоникольского земельного комитета Михаил Иванович Аносов, прибыли сего числа в имение  А.А. Волкова – Муромцова при селе Баловнево для принятия его в ведение Уездного земельного комитета. Нашли необходимым временно оставить заведующим имением Анатолия Михайловича Соколова. В имении к нашему прибытию оказалось: Дом кирпичный с двумя двухэтажными флигелями…. Спереди и сзади дома два бассейна с фонтанами. Дом этот опечатан печатью Баловневского волостного земства. Против дома башня кирпичная четырёхэтажная со шпилем. На башне механические часы с тремя циферблатами на восток, запад и юг. Красные ворота кирпичные, в них железные створчатые двери с фамильным гербом.

Далее перечисляется домообслуга,  служебные помещения, теплицы, амбары и следует описание парка на бумаге печати управы Данковского земельного комитета с неразборчивой подписью секретаря.

«Данковский уездный земельный комитет – Данковскому уездному воинскому начальнику января 1918 года. Препровождая при сём 4 солдата 78-го пехотного запасного полка, бывших по охране имений, перешедших в ведение Уездного земельного комитета, Уездная земельная Управа просит Вас направить означенных солдат в свою часть, так как дальнейшее их пребывание является в настоящее время бесполезным».         

        Заведующий имением «Баловнево» А.М. Соколов Данковскому Уездному комитету:

Сим заявляю, что имение с хуторами Волкова-Муромцова при селе Баловнево вместе с винокуренным заводом и складом спирта 2 января 1918 года крестьянами разграблено с живым и мёртвым инвентарём.

По симу заведывание имением с себя слагаю… 8 января 1918 года.

        2 марта 1918 года. Удостоверение.

«Данковская Уездная земельная Управа удостоверяет, что имение Волкова-Муромцова при селе Баловнево Баловневской волости… разграблено населением 2, 3, 4, 5 января сего года…»

        29 марта 1918 года в Данковский уездный земельный комитет:      

«Баловневский волостной земельный комитет в заседании своём 15/28 марта 1918 года земельным комитетом кирпич и камень, оставшийся от стен разграбленных построек имения бывшего Волкова-Муромцова распределить между нуждающимся населением волости».

       1 апреля 1918 года Баловневскому волостному Совету

«Уездный земельный комитет постановил отменить постановление Баловневского волостного комитета и предписать Совету то, чтобы он принял все меры к тому, чтобы стены строений были целы. Целостность стен будет полезно для граждан Баловневской волости вообще, а для посторонних и дальних, в особенности во время полевых работ. Разбор построек не допустим, и волостной Совет будет строго наказан или предан суду за допущение к разбору стен имения».

                                          Комиссар земледелия Фетисов.

      18 мая 1918 года Баловневский волостной земельный комитет известил Данковский земельный комитет, что гражданин деревни Брусы Евдоким Жиганов унёс железные ворота из бывшего имения «Баловнево».

8 июля Уездный земельный комиссариат вызвал похитителя для личных переговоров с комиссаром земледелия по делу взятых им ворот. Договаривающиеся стороны должны были сесть за стол переговоров 11 июля в 10 часов утра.  К великому сожалению неизвестно, чем закончилась эта встреча.

     19 июля 1918 года председатель Баловневского волостного земельного комитета И.З. Артамонов доложил Данковскому земельному комиссариату, что граждане Баловневской волости преступили к разборке стен дома имения Волкова-Муромцова. Зачинщиками сего были Иван Романович Серкин, Пётр Родионович Серёгин и Балашовы  (три двора).

      Данковский земельный комиссариат 20 июля 1918 года комиссару внутренний охраны. Срочно. Уездный земельный комиссариат просит завтрашний день, т.е. 21 сего июля в 8 часов утра дать в распоряжение земельного комиссариата 10 человек милиционеров для поездки их совместно с членами комиссариата в село Баловнево на предмет прекращения погрома дворца имения Волкова-Муромцова.

Комиссар земледелия Бусаров.

      21 июля 1918 года. Удостоверение.  

Предъявителя сего член земельного комиссариата  Б.А. Базаров, А.Я. Савин, С.В. Аксёнов командированы в село Баловнево для прекращения погрома дворца имения Волкова-Муромцова.

      10 декабря 1918 года городской земельный отдел Совета рабочих депутатов занял одно пустующее помещение в доме, находящимся в парке бывшего имения Волкова-Муромцова для размещения в нём рабочих.

      До нашего времени дожили водонапорная башня, два флигеля, Владимирский храм, арка кирпичная «Красных ворот» а так же Вознесенская церковь, построенная В.И. Бибиковым.

Из воспоминаний Ворониной Евдокии Ивановны с 1918г.

     На Новый 1918 год баловневцы возвращаясь из церкви заметили, что со стороны Спешне-Ивановки двигался обоз порожняка в сторону спиртзавода Муромцовых. Подъехав к заводу, стали сбивать замки с дверей, ворот и складов спиртзавода. И началось… пьянство, заполнение ёмкостей в повозки. Идёт новое пополнение повозок из Тёплого, Кобиково, других сёл и деревень. Пьяные оргии, грабёж.

     Несколько раньше для охраны спиртзавода был прислан отряд «австрияков». Размещён был в доме старшего конторщика Маркова Алексея Дмитриевича. Отряд исправно нёс службу по охране. С нашествием «орды разбойников» отряд прекратил охрану и выбыл из имения. Разгром завода, складов было в полном разгаре. К ночи стали разъезжаться.

      А  спирт лился и в ёмкости, и в горло грабителей, и в пруд по соседству (он потом получил название «пьяный» пруд, из которого воду и лёд возили на перегонку).

     С пьяными были беды: утонул в ёмкости один, замёрз другой ( Ахматов Як. Ив.), на склоне оврага троих завалило глиной ( из Барановки Фатьянов Фома и др.).

     Вскоре дошла очередь и до погрома дворца. От имения ключи были у лакея Орлова Е.Ф., но он туда, к погромщикам, не подходил. А некая Анна «Галка» разбила окна. Это было на второй день Нового года. При погроме дома, всех построек имения при темноте возник пожар (для освещения жгли книги). После пожара остался пепел, осколки и жалкие остатки погибших предметов. А вскоре после разгрома имения решили добраться до здания приюта престарелых. Сын лакея  С.Ф. Орлова Иван Сергеевич учительствовал в начальной школе. Он приложил усилие сберечь это здание.  И им заявил: «Не дам громить это здание. Здесь будет школа. Ваши дети будут в ней учиться». Здание уцелело. Оно потом было передано под школу ( с 1917 по 1993г.г.), а в 1993 году, учащихся перевели в новое типовое здание средней школы.

      Весной 1918 года комбед стал распоряжаться уцелевшими постройками, развалинами (стенами) имения: продавали по 2 рубля за сажень стены «на корню».                  

      В такое смутное время были поджоги и личных домов крестьян. В 1918 году Серкин П.И. построил из собственного кирпича дом, а в 1919 году сожгли. Потом он отстроил вновь. А в 1930 году его раскулачили и сослали на север. Только оставшегося в живых его сына реабилитировали в 1995 году. Кроме Серкина П.И. были раскулачены: Серкин Ал. Ив.,   Чуев Ив. Вас., Серёгин П.Р.. Это в период «триумфального шествия» Советской власти. Отзвуки революции дошли и до баловневских крестьян. Прежняя волость прекратила своё существование. Накануне революции в Баловневской волости были старшина Кудрявцев и писатель Дмитрий Иванович Баловнев.

      Поначалу, после революции был создан комбед: председатель Ивашкин Григорий Васильевич, члены комбеда Воронин Михаил Ст., Лихарев Василий Михайлович.     Комбед наделял крестьян землёй из бывшего фонда Муромцовых, продавал стройматериалы от уцелевших строений Муромцовых. Поповка, Бородиновка (Советская) вновь застраивались из этого материала. Баловневская волость была создана после революции в январе 1918 года. Председателем её был Цукалёнков Иван Семёнович. В волость входили в то время селения: Баловнево, Бородиновка, Реневка, Зашево, Секирино, Кутуково, Павловка, Плехотино, Гугуевка, Барановка, Потрусаевка. Эти же селения являлись приходом Баловневской Владимирской церкви. Брусы же и до революции, и в первые годы Советской власти были Спешне-Ивановской волости.

      Около 1925-26 годов на зажиточных крестьян д. Реневки накладывали контрибуцию по 200-300 рублей. Плата должна была быть в указанный срок. за неуплату жестоко беспредельно расправлялись. По несколько раз контрибуцию накладывали на:   

1. Чуркиных (Жучковых) – имелось рушалка.

 

2. Ворониных Хрисанфа и Николая Фёдоровичей.

 

3. Селезнёва Ивана Илларионовича.

 

Жучков Н.В. бывший староста на Николаевском хуторе помещика Муромцова скончался в1919г., а жену перед коллективизацией раскулачили и изгнали из дома.

            Из воспоминаний сестры Орлова И.С. Поповой Екатерины Сергеевны.

Влияние революционных идей на школу  (1905 – 1917 г.г.)

      Революционные идеи 1905 года проникли в школу. Учитель Орлов И.С. рассказывал учащимся о революционных событиях 1905 года, о расстреле рабочих 9 января 1905 года и других революционных событиях. В Данкове у него был друг – учитель Карпов Андрей Карпович. Вместе с ним и своим родственником Зайкиным Иваном Егоровичем они написали прошение начальству с требованием, к сожалению, никому сейчас неизвестным. Но после этого их всех признали политически неблагополучными. Карпов был снят с работы, а Орлов и Зайкин получили выговоры с занесением в личное дело. После этого учителю Карпову нигде не давали работу и не разрешали жить в Данкове, и Орлов взял его к себе. Он прожил у него   9 месяцев. За это время Орловы организовали кружок у себя, небольшой из близких друзей, на котором читали запрещённую литературу, которую доставал Карпов. Об этом донесли в Данков. К счастью об этом предупредили Орловых. Обыск был на второй день после предупреждения. Карпов успел спрятать оружие в фундамент дома. После революции 1917 года Орлов И.С. сразу же признал Советскую власть, был выбран членом волисполкома, читал лекции, доклады. С 1918 года Орлов И.С. образовал культурно – просветительную группу, где был руководителем. Эта группа готовила спектакли, выступали в Баловнево и в близлежащих деревнях. Пьесы ставились из жизни простого народа. Перед пьесами выступали учителя и представителями сельской интеллигенции. Вообще, учителя являлись проводниками идей Советской власти на местах.      Во время коллективизации учителя Шебанова Мария Васильевна и Маркова Анна Дмитриевна проводили большую общественную работу. Приходилось беседовать с каждым человеком индивидуально, объяснять пользу коллективного труда, рассказывать об Уставе сельхозартели. Кроме этого, учили грамотности. Орлов И.С. первым вступил в колхоз.

                  Баловневская школа (1872 – 1995г.г.)

   1872 год  - в селе Баловнево открыта начальная школа.    В 1883 – 1884г.г. в школе обучались 26 мальчиков и 4 девочки. Их учитель, Цыганов не окончив курсы Рязанского Алексеевского училища, имел педагогический стаж 8 лет. Получал в год 120 рублей. Был женат. Жил в школе.                     Школа помещалась в удобном деревянном доме, предоставленным и отапливаемым помещиком Муромцовым.

      В школе было три группы учащихся. Из учащихся был организован церковный хор.

      В 1889 – 90 учебном году в школе учились 25 мальчиков и 5 девочек. Учил их учитель Щедрин Григорий Афанасьевич. Он учился в Рязанской духовной семинарии (не окончил). Педагогический стаж имел 1 год. Получал 120 рублей в год

                                           О ликбезе.

     В 1918 году были открыты в Баловнево школы – ликбезы. В них обучались неграмотные и малограмотные крестьяне. На Реневке 3 года в такой школе работала Сашина Мария Фёдоровна. Она сделала три выпуска, обучила 42 человека.    В деревне Аннино Остряков Семён Ильич в такой же школе сделал три выпуска.   Действовали школы – ликбезы и в других местах Баловневской волости.                               

       Из воспоминаний учительницы Орловой Евгении Сергеевны

      В 1889 году здание школы сгорело. После этого под школу была приспособлена церковная сторожка. Учителем первое время был всё тот же Щедрин. Кроме него два раза в неделю давал уроки Закона божьего священник Василий Сербов. Школа содержалась земством. Чернила и тетради были бесплатные, тоже за счёт земства. Тетрадями пользовались мало, больше писали на грифельных досках.     Школа сначала была трёхгодичная, потом четырёхгодичная.   Ученики обучались арифметике, русскому языку, чтению (по учебнику Баранова) Закона божьего.

 

Щедрин работал недолго, он заболел туберкулёзом и оставил школу. После него была учительница Александра Михайловна (фамилия не установлена), которую через год сменила Ольга Дмитриевна (фамилия не установлена). Она работала немного больше года. Её сменил учитель Русанов Константин Алексеевич, который пользовался большой любовью детей. В то время в Баловневскую школу ходили ученики из Барановки. Учащихся было мало. С осени поступало в школу 30-35 человек, а к экзаменам в 4 класс приходило 7-8 человек. Девочек почти не было.   Занятия были с 9 часов до 14 часов. Большей частью учащиеся занимались самостоятельно, так как был один учитель на четыре класса. И все классы шли в одну смену. Телесных наказаний учителя не применяли.     

       В 1899 – 1900 году в школе обучалось 46 мальчиков и 8 девочек. Было два учителя. Околовский Иван Капитонович, не окончивший Рязанскую духовную семинарию, имел педагогический стаж 11 лет. Получал 120 рублей в год.

Селифонина (инициалы не установлены), окончившая епархиальное училище, имела стаж 1 год. Получала 120 рублей в год.

      Окончившим начальную школу, очень трудно было попасть в среднее учебное заведение.

       Семья лакея Орлова жила в Баловнево и четверо детей его окончили Баловневскую четырёхклассную школу. Отец очень хотел выучить, хотя бы одного сына и обратился к помещику Муромцову, чтобы он посодействовал определить сына в учительскую семинарию. Тот с насмешкой ответил:      «Ты что же хочешь, чтобы сын помещика Муромцова и сын его лакея за одной партой сидели?»            

            С большим трудом   удалось Орлову Ивану Сергеевичу устроиться в Рязанскую учительскую семинарию, по окончанию которой он стал учительствовать в Баловневской школе, которая всё ещё находилась в церковной сторожке.     В 1909 году было построено специальное здание, где и открылась начальная школа. Орлов И.С. сначала работал один, а потом с Марковой Анной Дмитриевной окончившей специальные учительские курсы. Орлов Иван Сергеевич был очень трудолюбивым человеком. Он посадил сад, который приносил школе впоследствии большой доход.

Орлов Иван Сергеевич первым вступил в колхоз, отдал лошадь, весь сельхоз инвентарь, подарил сад. Этот личный пример имел в то время немаловажное значение. 

     Из воспоминаний Заслуженной учительницы Дороговой Зинаиды Ивановны

      Под школу было приспособлено здание, построенное в 1906 году под приют престарелых.

      После революции 1917 года занятия в новом здании школы начались с 9 часов. Было всего два длинных урока и одна большая перемена (30 минут). Учебников было очень мало, один учебник на 7 – 8 человек. На уроках пения изучались две революционные песни «Интернационал» и «Смело товарищи в ногу». Пионеров в школе не было.                       

       Учитель Орлов Иван Сергеевич был заведующим и вёл предметы: математику, физику, биологию, химию. Он проработал в школе 43 года.

      В 1930 году была прислана третью учительницу Шебанову Марию  Васильевну. Она вела 2 класс и предметы русский язык, литература, история, география, немецкий язык, физкультура.   

      В 1931 году был приём в 5 класс, наметилось преобразование НСШ. В классе было 28 человек. По всем предметам занимались два учителя. В 6-ом (на следующий год обучения) уроки продолжали вести всё те же учителя.     

      В 1933 году открылся 7 класс. Директором школы был назначен Михеев Иван Сергеевич. Он стал вести математику и физику.  

      В начальных классах работали: Малашин Е.Б., Потрусаев В.И., Абрамова А.А. (Михеева). Они имели образование   4 класса и учительские щестимесячные курсы. Потом они заочно закончили Данковское педучилище. Директор школы ,Михеев Иван Сергеевич, имел незаконченное высшее образование. На четвёртый год существования НСШ было два 5-х, один 6-ой, один 7-ой классы.  

Были назначены в школу ещё два учителя: преподаватель истории Бучинская Павла Петровна, окончившая пединститут, преподаватель русского языка Никульшина Татьяна Матвеевна.

     В 1932 году в школе зародилось пионерское движение.

Первый пионерский отряд состоял из 6 человек:

 

1. Акинин Иван Алексеевич (впоследствии учитель Брусянской школы),

 

 2. Акинин Алексей, 3. Погребняк Лидия, 4. Балашова Прасковья, 5. Серёгина Анна, 6. Толочанова Александра.       

 

Руководил ими Панарин из совхоза имени Ленина.   В 30-40-х годах пионерским движением было охвачено 20% всех учащихся. Среди них были Калиновская О, Ланикина  Е. И., ( впоследствии учительница ), Козырева Анна Александровна ( трактористка в годы войны, свинарка, награждённая орденом Ленина), Воронина К.А. ( впоследствии учительница), Панина Анна Кузьминична, Крюкова А.И., Сашина В.И. (впоследствии библиотекарь в г. Воронеже), Краснова К.И. (впоследствии врач), Цукалёнкова М.В. (впоследствии библиограф).

 

     В 1941-1945 годах пионеры оказывали огромную помощь тылу и фронту. Во время летних каникул все пионеры работали в совхозе и колхозе, собирали денежные средства на танковую колонну, на самолёт. Сами вязали варежки, носки, вышивали кисеты и посылали это бойцам на фронт. Выступали с концертами перед раненными в госпитале (временный размещался в здании школы), в клубе. Среди них были Жучкова М.А. (впоследствии учительница), Филимонова Л.Н. (впоследствии учительница), Албычёва А.Н. (впоследствии повар д./сада), Кирилова В.Н. (в то время пионервожатая), Лагутина А.И., Агеева Н.Ф., Агеева А.П.  Из 370 учащихся было пионеров 234.

 Из воспоминаний учительницы Шебановой М. В.

 

      С самого начала организации НСШ успеваемость была хорошей. Школа считалась передовой. Коллектив был маленький, но дружный. Хорошо была развита художественная самодеятельность. В ней принимали участие и учителя и учащиеся.      Коллектив учителей школы НСШ состоял: из директора школы Михеева Ивана Сергеевича, преподавателя начальных классов Михеевой А.А., Дорогова Н.В. (завуч, преподаватель истории, географии), Дороговой З.И. (преподаватель русского языка, литературы), Орлова И.С. (биология, арифметика – 5 класс), Кокорева Н.Ф. (физика, рисование), Егармина Ал. Ал. (история), учителей начальных классов: Марковой А.Д., Малашина Е.Б., Потрусаева В.И.. Занятия были в две смены. В первую – все старшие классы, во вторую – все начальные. Наполняемость классов 32-36 человек. Пионерским движением занимались мало. В классе 6-8 пионеров. Очень хорошо проходили тогда учительские районные совещания. Работали плодотворно по 2-3 дня. Питание было бесплатным, трёхразовое. Вечерами после совещания устраивались спектакли или показ художественной самодеятельности.

 

Дисциплина в классах была хорошая. Плохо было с посещаемостью в непогоду.     Школа обслуживала деревни: Секирино, Зашево, Брусы, Плехотино, Аннино, Спешне-Ивановку, Городки, Перехвальские и Зашевские выселки, Кутуково, Гугуевку. Даже зимой школьников не подвозили. Родительские собрания по населённым пунктам не проводились. Они проводились в школе 2 раза в год. Низкая успеваемость учащихся зависела в большей степени от подготовленности преподавательского состава. Из всего коллектива только двое имели образование за учительский институт, а остальные имели среднее педагогическое или просто среднее образование. Поэтому, несмотря на все старания, они не могли удовлетворить запросы лучших учащихся, так как сами ещё знали недостаточно. Наглядность была только на уроках химии, физики, биологии. По остальным предметам почти ничего не было, кроме учебников, которых тоже не хватало.

 

Очень хорошо проходили уроки математики у Михеева И.С.,    по истории у Дорогова Н.Г.

      В 1938 году в школе прибавилось три преподавателя:    Филиппик Э.П. (русский язык), Ковешников М.И.,   Соседов Дм. В., Маркин Михаил Михайлович.     Успеваемость составляла 68%, а по остальным предметам, в частности по русскому языку 77-78%. Очень слабых учеников давали в 5 класс Зашевская школа (Голубцов Ф.Г.), Брусянская школа.

 

      В 1939 году был призван в Красную армию учитель истории Дорогов Н.Г., вместо него была назначена Волкова Г.П..

 

      В начале Отечественной войны были взяты на фронт директор школы Михеев И.С., учитель Потрусаев В.И.. Они погибли на войне. Директор школы был назначен Дятко Борис Васильевич, завучем Дорогова Зинаида Ивановна. Когда немцы приблизились на 40км. к Данкову (район Куркино), директор бросил школу и скрылся.

 

            Вскоре был назначен директором Прасолов Иван Андреевич. Проработал около 4-х месяцев, был отозван в РОНО и назначен инспектором школ района. В начале 1942 года директором школы была назначена Шебанова Мария Васильевна (работала до 1946 года).

 

В 1942 году (август) учителем математики Рязанским облоно  была назначена Борзых (Ульянова) Зинаида Алексеевна после окончания Мичуринского учительского института.

 

В 1962 году Указом Президиума ВС РСФСР ей было присвоено звание «Заслуженного учителя РСФСР» (Указ от 07.03.62.).

 

      4 января 1944 года в школу назначили военруком Ульянова Сергея Васильевича, вернувшегося из госпиталя с тяжёлым фронтовым ранением. Работал военруком, преподавателем истории, директором школы. Образование высшее.                                                                                                                                 

      Закончилась Великая Отечественная война: Получили назначение в Баловневскую школу Зенин Николай Иванович, Данилина М.А. – начальные классы. Впоследствии: Данилин Максим Васильевич (окончил учительский институт), преподаватель географии, Зенин Н.И. (с высшим образованием) – преподаватель физики, математики, директор школы.

 

            С шестидесятых годов школа стала занимать высокое место по успеваемости. Налаживалась работа с пионерами. В ней очень много сделала пионервожатая Хромова Галина Владимировна. Развернулась работа КМО. Хорошо работали секции предметников. Хорошо проходили открытые уроки по предметам.

 

      Школа стала восьмилетней с 1961 года. В 1964 году школа преобразована в среднюю.

 

В 1946 году директором школы был назначен Самоваров Сергей Иванович, работал до 1948 года.

 

В 1948 году директор школы Алмазов Илья Иванович, работал до 1952 года.

 

В 1952 году назначен директором школы Ульянов Сергей Васильевич, работал до 1961 года.

 

В 1962 году назначен директором школы Зенин Николай Иванович, работал до апреля 1972 года.

 

В апреле 1972 года назначен директором школы Ульянов Сергей Васильевич, работал до 1973 года.

 

С сентября 1973 года работал директором школы Нагметулаев  Агадаш Мусретович до 1975 года.

 

С августа 1975 года директор школы Марковин Вячеслав Ильич, работал до 1984 года.

 

С августа 1984 года директор школы Гаршин Станислав Петрович, работал до 1991 года.

 

С августа 1991 года по 2008 год- директор школы Марковина Раиса Дмитриевна.

 

С 2009 года по 2016 год  - Чернышева Людмила Васильевна

 

            Выпускники Баловневской школы в науке.

1. Дорогов Николай Николаевич – доктор технических наук. Зав. кафедрой, доцент Могилёвского технологического института. Автор ряда научных трудов: «Промышленная электроника», «Электроника», «Вычислительная техника в инженерных и экономических расчётах» и другие.

2. Акинин Николай Иванович – кандидат химико – технологичесих наук. Доцент Московского института имени Менделеева.

Присвоение звания, награды МП РСФСР, ОБЛОНО, РОНО, Ульянова Зинаида Алексеевна присвоено почётное звание Заслуженного учителя школы РСФСР (Указ Президиума ВС РСФСР от 07.03.1962г).

Медаль « В ознаменования 100-летия со дня рождения В.И. Ленина юбилейной медалью за доблестный труд»,  (17.06.1970г.), медалью «Ветеран труда».

Шебанова Мария Васильевна – орденом Ленина.

Голубцова К.Г. – орденом Ленина (Зашевская начальная школа Баловневского куста).

Дорогова Зинаида Ивановна – орденом  «Знак почёта»,медали – «Ветеран труда», «За доблестный труд в годы войны».

Михеева Алла Алексеевна – медалью «За трудовую доблесть», «Ветеран труда».

Зенин Николай Иванович – медалью «За доблестный труд к 100-летаю В.И. Ленина».

                 Отличник народного образования

1. Зенина Зинаида Васильевна

 

2. Болдырева Лариса Николаевна

 

3. Колмыкова Валентина Терентьевна

 

4. Марковина Раиса Дмитриевна

 

5. Ряховская Валентина Ивановна

 

6. Ширёнкова Алевтина Егоровна

 

7. Козий Татьяна Лаврентьевна

 

8. Баранова Елена Павловна

 

9. Лагутина Любовь Петровна

 

10. Хромова Галина Владимировна

 

11. Наумкина М.М.

 

12. Ерёмин Владимир Илларионович